Журнал для профессионалов аптечного бизнеса

Информация только для медицинских и фармацевтических специалистов

Истерическая демонстрация

Картина «Лекция в клинике Сальпетриер» была написана французским художником Пьером-Андре Бруйе в 1887 году и с большим успехом выставлялась в Париже. На ней изображен выдающийся врач Жан-Мартен Шарко, один из основателей современной неврологии и психотерапии. Профессор запечатлен в момент проведения занятий, он демонстрирует слушателям одну из своих пациенток. 

В целом картина по манере напоминает многие полотна, на которых хирурги рассекают трупы или оперируют больных в анатомических театрах при свете свечей и в присутствии самых разнообразных зрителей. Однако действие в случае с доктором Шарко происходит вовсе не в подобном театре, а в одном из хорошо освещенных помещений старинного павильона больницы. Именно там каждый вторник он демонстрировал образцы поведения больных истерией. 

Собрания постепенно превратились в настоящие шоу, на них приходили не только студенты-медики и врачи, но и члены высшего общества, писатели, философы. Довольно быстро появились и критики, утверждавшие, что происходящее никакого отношения к медицине не имеет, а Шарко на самом деле нанимает актеров и подбирает публику, легко поддающуюся внушению. 

Впрочем, их обвинения не подтверждались. 

Так, хорошо известно, что женщину, изображенную на картине, зовут Бланш Уитман. Она действительно была профессионалом, но не в актерском деле. Ее называли «королевой истерики» или «культивированной истеричкой».

Шарко предпочитал ее присутствие, когда нужно было проиллюстрировать на клинических примерах состояние гипноза, эпилептоидные припадки, которые могли вызываться прикосновением к так называемым «истерогенным зонам», расположенным в подмышечных впадинах, а останавливаться – сдавлением яичников. Один из учеников профессора Шарко описывал Уитман так: «Бланш высока, около 1,64 м, корпулентна (70 кг), рыжая, с лимфатической конституцией. Кожа белая. Грудь большая. Умственные способности ниже среднего. Память достаточно хорошая. Ее взгляд блестящий: вид мужчин и контакт с ними вызывает в ней особое возбуждение».
Термин  «истерия»  происходит  от  греческого ύστέρα,  то  есть  «матка». Собирательное  обозначение  самых  различных женских  расстройств, связанных  якобы  с  блужданием матки  по  телу. Впервые описана в древнеегипетских папирусах примерно  за  2  тыс.  лет до  нашей  эры.  Собственно  название  болезни появилось в Древней Греции,  оно  встречается  в  «Гиппократовом сборнике».  Диагноз  был чрезвычайно  популярен у  врачей  XIX–XX  веков, его  ставили,  если  женщина  демонстрировала на публике эмоциональные  реакции  –  слезы, смех,  крики.  Кроме  того, истерию ставили при судорогах,  параличах, нарушениях  чувствительности,  ухудшении слуха  и  зрения, любых помрачениях  сознания, повышенной  сексуальной активности, одышке, бессоннице.  
В  руководстве  Джорджа  Тейлора 1859 года издания перечень состояний, относящихся к  истерии,  занимал  75  листов.  Лечение было самым разнообразным  –  от  гидротерапии, предложенной,  к  слову, Шарко (до сих пор мощный водный контрастный массаж носит его имя) до хирургического удаления матки. Широко практиковался трансвагинальный массаж  органов  таза: ручная стимуляция половых  органов  пациенток проводилась до тех пор, пока  они  не  испытывали  «многократные  истерические  пароксизмы», более  известные  сегодня  как  оргазм.  
В  1870-х годах  появились  электромеханические стимулирующие  устройства, прародители  современных  вибраторов.  По  мере  развития  медицины, появления новых диагностических методов, в том числе лектрофизиологических и рентгеновских, стало  ясно,  что  истерии в том понятии, в котором ее описывали до XX века, не существует. Большую роль в этом сыграли Жан-Мартен Шарко и Зигмунд Фрейд.  Сегодня  состояния, ранее относившиеся к «истерии», считаются не только патологией (эпилепсия, шизофрения, пограничные расстройства личности, тревожные расстройства и т.п.), но и вариантом нормы.
На картине женщина изображена в момент прохождения четырех стадий так называемой большой истерии, как ее определял сам Шарко. Он объясняет собравшимся происходящее, в то время как один из его помощников, Жозеф-Франсуа Феликс Бабинский, поддерживает ее под мышками, пристально глядя на пациентку.  Возле Уитман стоит пожилая женщина. Это Маргарет Боттар, или Боботта, старшая сиделка в женском отделении больницы Сальпетриер. 

Организованная, старательная и преданная сотрудница, которую очень ценил Шарко. За свою долгую профессиональную деятельность она получила множество наград, а в 1898 году ей была вручена медаль Почетного легиона. 

Другие ассистенты – Поль-Мари-Луи-Пьер Рише, чьи идеи о гипнозе оказали особое влияние на Зигмунда Фрейда, Шарль-Самсон Фере, стоящий рядом с ним у стола, где находится катушка индуктивности, снабжающая током электроды, которые держит в руках Шарко. Также можно увидеть известных неврологов Пьера Жане и Жоржа Жиля де ла Туретта. Возле окна стоит сын Шарко, Жан-Батист, посвятивший себя исследованию Арктики и позже погибший в кораблекрушении.

Бланш Уитман после смерти Жана-Мартена Шарко была переведена в Отель-Дье. Поскольку мода на истерию постепенно прошла, бывшая пациентка постепенно успокоилась и даже устроилась на работу – поначалу в фотографическую, а позже и в радиологическую лабораторию Кюри. Последнее место работы стало причиной развития у нее рака. Когда Уитман спросили, симулировала ли она истерические припадки на показах профессора она ответила: «Если у нас приступ, мы не можем вести себя иначе. И в этом не было ничего приятного. Кроме того, вы верите, что было легко одурачить месье Шарко? Были, конечно, и такие пациентки, которые пытались ломать комедию, но Шарко метал в них простой, но вместе с тем испепеляющий взгляд, после чего они немедленно успокаивались»

Без истерики!


Одна из версий изобретения вибратора изложена в художественном фильме «Без истерики!»/«Hysteria» 2011г. Героиня, на которой проводятся первые испытания устройства, внешне напоминает Бланш Уитман.

Алексей Водовозов


Журнал "Российские аптеки" №6, 2015

Вам могут понравиться другие статьи:

  • На левом берегу Оки
    За стеклом
    На левом берегу Оки

    Сложно ли работать в небольшом городе, где все друг друга знают? И как удержать покупателя, если неподалеку открылся конкурент-дискаунтер?

    Подробнее
  • За лекарствами в Финляндию?
    За стеклом
    За лекарствами в Финляндию?

    Для многих петербуржцев съездить с утра за границу за продуктами и вернуться к обеду домой – обычное дело. Если речь идет о финском городке Лаппеенранта. 

    Подробнее
  • Нежелательные гости
    За стеклом
    Нежелательные гости

    Шапка на них не сгорит, и за руку никто не поймает. А вот ущерб от их визита аптека точно понесет. Как обезопасить торговый зал от воришек?

    Подробнее
  • И один в поле воин
    За стеклом
    И один в поле воин

    Маленькая одиночная аптека и небольшой коллектив, кризис и низкие цены на ЛС. Но при этом все довольны. Такое бывает? Да! В Санкт-Петербурге на улице Бестужевской, 27.

    Подробнее
  • Вернуть нельзя оставить
    За стеклом
    Вернуть нельзя оставить

    «Купленные ЛС обмену и возврату не подлежат». Объявление такого содержания есть практически в каждой аптеке. Только обязательно найдется клиент, у которого «особый» случай. Как с ним разговаривать?

    Подробнее
  • Лето в аптеке
    За стеклом
    Лето в аптеке

    Сокращение потока посетителей и затишье в продажах – специфика летнего сезона. Можно просто расслабиться и отдохнуть, но ничегонеделание быстро надоедает. Как не попасть в плен скуки и провести освободившееся время с пользой?

    Подробнее