Информация только для медицинских и фармацевтических специалистов

COVID-19: в поисках лекарства

Во время пандемии медикам приходится работать «с колес»: инфекция незнакомая, патогенез не изучен, схем лечения нет, так что приходится пробовать уже существующие лекарства. У некоторых из них даже есть подходящий механизм действия, однако эффективность все равно нужно будет подтверждать в клинических исследованиях.

От молекулы до аптеки

Лекарственные средства проходят длинный путь – от  момента изобретения в лаборатории до возможности использования конечным потребителем. Стандартная схема проверки выглядит следующим образом. Сначала препарат-кандидат исследуется на клеточных культурах (in vitro), чтобы выяснить, как именно он работает на молекулярном уровне. Затем наступает черед лабораторных животных – на стадии исследований in vivo нужно доказать, что будущее лекарство нетоксично либо его терапевтический эффект существенно превышает риск токсических проявлений. И лишь потом стартуют клинические исследования – сначала на здоровых добровольцах, затем на небольшой когорте пациентов, далее – с большим числом участников в нескольких лечебных учреждениях, нередко – в сравнении с уже обращающимися на рынке ЛС.


От молекулы до аптеки  

Во время пандемии требования остаются теми же. Да, может быть упрощена регистрация, но любому препарату придется пройти весь путь от и до. Конечно, его могут начать использовать вне показаний (off-label), но лишь в рамках временных рекомендаций. Эффективность в отношении конкретной инфекции, как и безопасность при лечении COVID-19, должны быть доказаны для любых лекарств.


Многие препараты, которые применялись и применяются в Китае, Европе, США и России, уже пытались «обкатывать» во время вспышек  SARS (2002–2003 гг.) и MERS (2012 г. – н.в.), однако по результатам метаанализов не было выявлено преимуществ какой-то определенной схемы лечения, так что с COVID-19 работа была начата практически с нуля.

В отсутствии препаратов для этиотропной терапии самым эффективным способом лечения остается введение плазмы переболевших – ее собирают у подходящих доноров и вводят тяжелобольным.
Производные хинина

Самые заслуженные препараты в этой истории. Хинин привезли иезуиты из Нового Света, ошибочная интерпретация опытов Самуэля Ганемана с хинином дала начало гомеопатии, хинин фигурирует в приключенческих романах Жюля Верна. Можно сказать, что во время пандемии в центр внимания производные хинина попали случайно. Небольшое исследование французских ученых было широко распиарено руководителем группы Дидье Раулем1. Позже оно было справедливо раскритиковано за множество ошибок2, но харизма Рауля сделала свое дело: о гидроксихлорохине как панацее от COVID-19 заявил президент США Дональд Трамп, его поддержал Илон Маск, препарат попал в клинические рекомендации многих стран, включая Россию.


Производные хинина до пандемии SARS-CoV-2 использовали в основном в терапии аутоиммунных заболеваний – системной красной волчанки и т.п. И естественным образом сложилась своеобразная контрольная группа: пациенты, длительное время регулярно принимавшие гидроксихлорохин. Если бы препарат работал так, как предполагали и китайские, и французские исследователи, то в этой группе заболевших COVID-19 не должно было быть. Однако они заразились и болели не легче, чем люди, не принимавшие гидроксихлорохин3.


Все бы ничего, но у гидроксихлорохина есть одно очень опасное побочное явление – кардиотоксичность. Удлинение интервала QT и фибрилляция желудочков могут привести в том числе и к летальному исходу4, так что все громче раздаются призывы не применять эти препараты при COVID-19, подбирая любые другие альтернативы.

Ремдесивир могут начать производить в России – переговоры об этом ведет компания «Активный компонент».
Противовирусные препараты

У антиретровирусных лекарств, которые применяются в терапии ВИЧ, ингибиторов нейраминидазы, блокаторов вирусного фермента РНК-полимеразы есть как минимум четко описанные механизмы действия, причем для них есть конкретные точки приложения в жизненном цикле SARS-CoV-2. Однако и их эффективность нужно доказывать в рандомизированных контролируемых исследованиях (РКИ), а вот с этим пока что проблемы.


Жизненный цикл коронавируса и потенциальные мишени для уже существующих лекарственных средств7,8


Жизненный цикл коронавируса и потенциальные мишени для уже существующих лекарственных средств 

 

Комбинация лопинавир/ритонавир, а также умифеновир исследования провалили5, по фавипиравиру пока тихо, а вот ремдесивир уверенно идет к званию чемпиона. По крайней мере, была показана достаточно убедительная эффективность препарата при тяжелом течении COVID-196. Выборка пока небольшая – 61 человек, но есть статистически и клинически значимая позитивная динамика и отсутствие выраженных побочных эффектов.


К сожалению, пока что нет данных по исследованию камостата мезилата, средства, которое должно бить непосредственно по критически важному месту, – сериновой протеазе, позволяющей именно этому вирусу проникнуть через клеточную мембрану, однако для новых препаратов полный цикл проверок может затянуться на 12–18 месяцев, так что набираемся терпения и ждем.

Алексей Водовозов

Журнал "Российские аптеки" №6, 2020

1. Philippe Gautret, Didier Raoult et al. Hydroxychloroquine and azithromycin as a treatment of COVID-19: results of an open-label non-randomized clinical trial // International Journal of Antimicrobial Agents, 20 March 2020, 105949. DOI: 10.1016/j.ijantimicag.2020.105949. 2. Chloroquine genius Didier Raoult to save the world from COVID-19 - Leonid Schnider. URL: https://forbetterscience.com/ (дата обращения: 26.04.2020). 3. Mathian A, Mahevas M, Rohmer J et al. Clinical course of coronavirus disease 2019 (COVID-19) in a series of 17 patients with systemic lupus erythematosus under long-term treatment with hydroxychloroquine // Annals of the Rheumatic Diseases Published Online First: 24 April 2020. doi: 10.1136/annrheumdis-2020-217566. 4. Kelly Servick. Antimalarials widely used against COVID-19 heighten risk of cardiac arrest. How can doctors minimize the danger? // Science, 2020. doi: 10.1126/science.abc3816. 5. Yueping Li et al. Efficacy and safety of lopinavir/ritonavir or arbidol in adult patients with mild/moderate COVID-19: an exploratory randomized controlled trial // Cell, 2020. DOI: 10.1016/j.medj.2020.04.001. 6. Jonathan Grein et al. Compassionate Use of Remdesivir for Patients with Severe Covid-19 // NEJM, April 10, 2020. DOI: 10.1056/NEJMoa2007016. 7. Sanders J.M., Monogue M.L., Jodlowski T.Z., Cutrell J.B. Pharmacologic Treatments for Coronavirus Disease 2019 (COVID-19): A Review // JAMA. Published online April 13, 2020. doi: 10.1001/jama.2020.6019. 8. Wenhao Dai et al. Structure-based design of antiviral drug candidates targeting the SARS-CoV-2 main protease // Science  22 Apr 2020: eabb4489. DOI: 10.1126/science.abb4489.

Вам могут понравиться другие статьи:

10 фактов об антидепрессантах
Фармкласс
10 фактов об антидепрессантах

Депрессии не повезло, вокруг нее огромное количество мифов. Но средствам для лечения этого заболевания не повезло еще больше, каких только страшилок и ужастиков про них не рассказывают.

Подробнее
Сдача анализов: будь готов!
Фармкласс
Сдача анализов: будь готов!

Первостольникам неоднократно приходится сталкиваться с людьми, которым назначены те или иные анализы – они покупают, например, одноразовые контейнеры для биоматериалов или наборы для взятия мазков...

Подробнее
Атеросклероз: жиры, которые нас убивают
Фармкласс
Атеросклероз: жиры, которые нас убивают

Его последствия лидируют в статистике причин смертности в мире, опережая новообразования, инфекции и травмы. 

Подробнее
Из другого царства
Фармкласс
Из другого царства

Они могут поражать практически любые органы и ткани. Заразиться легко, а лечение часто оказывается долгим и тяжелым процессом. 

Подробнее
В помощь сердечникам
Фармкласс
В помощь сердечникам

Боясь заразиться SARS-CoV-2, кардиологические пациенты даже скорую вызвать боятся. Когда не следует медлить с обращением к врачу, а в каких ситуациях можно обойтись подручными средствами?

Подробнее
Если вы фармацевт, провизор, первостольник, специалист здравоохранения или медицинский работник наш журнал «Российские аптеки» для вас.