Мирный атом в роли врача
Информация только для медицинских и фармацевтических специалистов

Мирный атом в роли врача




Что такое ядерная медицина, знает даже не каждый врач. Направление новое, о том, что творится там внутри, могут рассказать лишь единичные специалисты. Научный редактор РА Алексей Водовозов побывал в Центре ядерной медицины в Димитровграде, так что у читателей журнала есть возможность узнать все практически из первых рук.

Два первых бета-блокатора, пропранолол и пронеталол, были синтезированы в 1964 году шотландским врачом и фармакологом Джеймсом Блэком, работавшим в компании ICI Pharmaceuticals. Это открытие стало важнейшим в кардиологии с XVIII века, когда были открыты свойства гликозидов наперстянки.

В лесах Поволжья

Поначалу место выбора для Федерального научно-­клинического центра медицинской радиологии и онкологии ФМБА России (ФНКЦРиО) кажется странным – в целом часе езды от Ульяновска небольшой город Димитровград, утопающий в зелени. Однако все быстро становится на свои места, когда объясняют, что здесь же располагается знаменитый НИИАР – Научно-исследовательский институт атомных реакторов. Поскольку ядерная медицина – это использование короткоживущих радионуклидов для диагностики и лечения заболеваний, без реакторов не обойтись никак, а их в НИИАРе целых 6 штук разных – и на быстрых нейтронах, и на медленных, и экспериментальных, и производственных.


В Димитровграде собраны абсолютно все имеющиеся на сегодня диагностические и терапевтические радиологические методы, разрешенные для применения в России. Центр работает по квотам высокотехнологичной медицинской помощи, при этом обратиться сюда может любой желающий из любой точки страны, достаточно связаться с колл-центром и уточнить, какие документы необходимо собрать, чтобы попасть на прием в местный клинико-диагностический центр. Перечень минимальный, следует отметить, никаких специальных направлений от районного, городского или областного онколога может и не потребоваться. Сотрудники центра посетовали, что из 1000 годовых квот выбирают не более 300, потому что далеко не все врачи и пациенты знают о его существовании.

История диагностической ядерной медицины началась в 1913 году с работ венгерского химика Дьерда де Хевеши по использованию меченых атомов. В 1943 году он получил за это Нобелевскую премию.


История терапевтической ядерной медицины берет свое начало от другого нобе­лиата – Пьера Кюри, который в 1901 году предложил другу и врачу Анри Данло использовать радий для брахитерапии (прикладывания к опухолям кожи).


В СССР история ядерной медицины началась в 1923 году с приказа Наркомата здравоохранения о применении радия-224 при болях в суставах.

Принципиальные различия

В ядерную медицину нередко записывают рентгеновскую диагностику, иногда даже магнитно-резонансную диагностику, но это в корне неверно.


Медицинская радиология


Ядерная медицина предполагает введение радионуклидов (радиоактивных изотопов химических элементов) внутрь организма и местное использование их ионизирующего излучения для обнаружения или уничтожения опухолей.


Рентгеновская же диагностика во всех ее проявлениях, включая модернизированный вариант – компьютерную томографию, использует внешний источник ионизирующего излучения, оценивая происходящее внутри организма по изменению поглощения рентгеновских лучей тканями. Магнитно-резонансная терапия, хотя и считывает информацию с ядер водорода, к ядерной медицине, как и к медицинской радиологии, никакого отношения не имеет. В аппарате МРТ ионизирующего излучения нет вообще.


Терапия пучками частиц – протонная или фотонная – также не относится к ядерной, а вот введение радионуклидов в кожу или в естественные отверстия (брахитерапия) – относится. Как и введение в организм радионуклидов, связанных со специализированными антителами.


Одна из разновидностей ядерной диагностики уже успела стать традиционной – это сцинтиграфия. Поначалу ее использовали только для заболеваний щитовидной железы, нагружая этот орган радионуклидом йод-131. Позже добрались и до других органов и других химических элементов.


Так, для сцинтиграфии желчного пузыря (HIDA) применяют соединения технеция-99.


сцинтиграфии желчного пузыря (HIDA)


Ну а самая знаменитая ядерная диагностика – позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ). В организм человека вводится фтордезоксиглюкоза, причем короткоживущий изотоп фтора-18 получают в циклотроне специально под каждого пациента. Он распадается, испуская позитрон, античастицу электрона. Когда позитрон встречается с электроном, происходит аннигиляция, из точки которой под углом 180° разлетаются два гамма-кванта – их и улавливают датчики аппарата ПЭТ, затем при помощи специального программного обеспечения выстраивается картина: где в организме больше всего поглощается глюкозы, а где меньше всего. Активное поглощение основного энергетического субстрата может свидетельствовать в пользу острого воспалительного процесса или роста злокачественной опухоли.


Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ)


Верблюды в помощь

Одно из самых многообещающих направлений – радиоиммунотерапия. Идея витала в воздухе давно, но возможности для ее реализации появились лишь в наше время. Суть проста: мы выделяем на клетках опухоли ключевой антиген, нарабатываем к нему антитела, затем к антителам прикрепляем радиоактивный изотоп, причем не только с коротким временем жизни, но и с коротким пробегом в тканях. Для этих целей лучше всего подходят калифорний-252, америций-241, лютеций-177, молибден-99. Эти и многие другие изотопы синтезируются в реакторах НИИАР, затем они превращаются в лекарственную форму радиофармпрепарата и передаются в ФНКЦРиО, где их и используют по назначению. Большой их плюс в том, что в тканях их пробег равен диаметру 1–2 клеток, то есть «ядерной бомбардировке» подвергнутся только клетка-мишень и 1–2 клетки рядом. Шансы задеть при этом здоровые ткани минимальны.


Радиоиммунотерапия


Однако наши антитела слишком крупные (около 150 кДа), они не способны проникнуть вглубь опухоли, к тому же возможны тяжелые побочные иммунные реакции, тот же «цитокиновый шторм». Выход был найден: вместо человеческих антител можно использовать верблюжьи. Они меньше сами по себе, кроме того, как показала практика, достаточно лишь минимальной по размерам распознающей части антитела с присоединенным к нему радионуклидом (так называемый наномаб, около 15 кДа), чтобы получить желаемый эффект и еще целую кучу приятных бонусов. 


Наномабы из верблюжьих антител:

  • лучше переносят колебания температуры и изменения рН среды

  • прекрасно проникают вглубь опухоли

  • могут присоединяться сразу по нескольку штук к одному рецептору, увеличивая дозовую нагрузку на клетку-мишень

  • быстро выводятся почками

  • универсальны в качестве носителя, к ним можно прикрепить любой из известных радио­нуклидов

  • дешевы в производстве, сегодня необходимые гены вводятся в «прирученную» кишечную палочку.

Конечно, методы ядерной медицины имеют свои минусы. Прежде всего, это лучевая нагрузка – несмотря на все достижения науки минимизировать вред ионизирующего излучения не получается. Кроме того, не все виды опухолей могут быть вылечены подобными методиками. Решение в каждом случае принимает врач-радиолог после всестороннего обследования. Тем не менее ядерная медицина подарила надежду уже десяткам тысяч онкопациентов, а тысячи из них либо полностью излечились, либо существенно улучшили клиническую ситуацию.


Алексей Водовозов

Журнал "Российские аптеки" №6, 2021

Вам могут понравиться другие статьи:

Отставить йодную панику
Фармкласс
Отставить йодную панику

В который раз в аптеках массово скупили йод. Как только возникает малейший намек на возможные, пусть и эфемерные, проблемы с какой-нибудь АЭС, люди вспоминают про распиаренный соцсетями метод защит...

Подробнее
Молочные реки, миндальные берега
Фармкласс
Молочные реки, миндальные берега

Растительные заменители коровьего молока набирают популярность. Но может ли овсяный или соевый продукт стать полноценной альтернативой по всем нутриентам? Похоже, что детям все-таки лучше питаться ...

Подробнее
Куда уходит ртуть?
Фармкласс
Куда уходит ртуть?

Из российских аптек исчезают традиционные ртутные термометры – распродаются последние запасы, на склады новые партии не завозят. Что случилось? Чем заменить простейшие измерительные приборы, к кото...

Подробнее
Те, кто контролируют диабет, живут дольше
Фармкласс
Те, кто контролируют диабет, живут дольше

Это – не просто слова. Еще в 1998 году было проведено исследование, результаты которого и спустя два десятилетия остаются ярким примером того, насколько важно контролировать уровень глюкозы.

Подробнее
В фокусе – дети
Фармкласс
В фокусе – дети

COVID-19 давно подбирал ключи к детям, и омикрон уже по праву может называться детской инфекцией: в мире побиты все рекорды по заболеваемости и госпитализации. Как бороться с повышенной темпера...

Подробнее
Домашние тесты на COVID-19
Фармкласс
Домашние тесты на COVID-19

Экспресс-диагностика коронавирусной инфекции идет вперед семимильными шагами. В аптечном ассортименте появились антигенные тесты. Какой биоматериал они используют, на каком принципе работают, н...

Подробнее
Если вы фармацевт, провизор, первостольник, специалист здравоохранения или медицинский работник наш журнал «Российские аптеки» для вас.